г. Петропавловс /Северо-Казахстанская область/ 13 февраля 2014 года

Сергей Рудницкий: «В «Араксе» была полная свобода творчества»
/ Северо-Казахстанская областная газета «Петропавловск Kz»/
Всегда по–хорошему завидовал красивым и звучным названиям групп 70–х, которые особенно выгодно отличаются на современном фоне. Например, «Аракс». Но дело, конечно, не только в названии, а в уровне профессионализма. За творческим портретом «Аракса» специально для нашей музыкальной рубрики я обратился к руководителю легендарной группы Сергею Рудницкому.
Сергей Рудницкий - Сергей Анатольевич, еще в бытность самодеятельного творчества за «Араксом» закрепилась слава очень профессионально поющей и играющей группы. Сам Марк Захаров в поисках театрального рок–коллектива специально отправился на танцплощадку в Люберцах, где в то время играл «Аракс». Как и при каких обстоятельствах познакомились с группой Вы?
- Дело в том, что некоторые участники первого состава, окончив институты, оказались перед выбором профессии, поэтому пришлось расстаться с музыкой. Мы играли с Сергеем Беликовым в группе «МЫ». Не помню деталей, но волею судьбы оба оказались в «Араксе»…
- Забегая вперед – если в двух словах о причинах ухода из группы Сергея Беликова несколько лет спустя?
- Это были стилистические разногласия.
- В каком году, если быть точным, покинул группу ее первый руководитель Юрий Шахназаров?
- Я пришел в 1975-м, а Шахназаров ушел в 1977-м.
- После нашумевших спектаклей «Автоград – XXI» и «Тиль» с участием «Аракса» была поставлена легендарная рок–опера «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Ваше прочтение в конечном итоге существенно отличалось от видения Алексея Рыбникова?
- Да, мы делали аранжировки сами, так как у Рыбникова были только клавиры – но, естественно, с одобрения композитора.
- «Звезда» до сих пор, на мой взгляд, незаслуженно находится как бы в тени «Юноны и Авось». Марк Захаров считает ее ступенью к «Юноне». В пользу какого из этих двух произведений Ваш выбор?
- «Юнона» мне ближе.
- «Аракс» – особый творческий организм. Мне всегда было интересно, как строились репетиции и творческий процесс в целом?
- У нас была полная свобода творчества. Каждый участник группы предлагал какие-то свои мысли, а затем совместно доводили их до конечного результата.
- Пожалуй, именно это в сочетании с композиторским и звукорежиссерским талантом Александра Зацепина позволило создать удивительную музыку к фильму «31 июня»…
- Зацепин по первому образованию технарь. Моё знакомство с ним состоялось в его студии, которая находилась в его доме, причем он встретил меня лежа на полу с паяльником под огромным самодельным микшерским пультом! Все время работы над фильмом я практически жил у него. Была очень увлекательная работа. Я очень многому у него научился.
- «Миньоны», записанные совместно с Юрием Антоновым, имели колоссальный успех и до сих пор занимают почетное место в коллекциях многих меломанов. Как правило, после подобного успеха следует концертное турне. Почему этого не случилось?
- Антонов с этими хитами гастролировал с группой «Аэробус» – сборная команда хороших музыкантов. «Аракс» немного из другой эстетики. То, что мы позволяли себе в студии, на концертах не могли себе позволить. Антонов это понимал и никогда не делал нам предложений подобного рода.
- Как и почему возникло желание покинуть «Ленком»?
- По финансовым соображениям. Для настоящей профессиональной работы не было аппаратуры, а при наших заработках в театре это было нереально. Основной задачей было заработать на аппаратуру.
- Гастрольный период 1980-1982 закончился двумя годами следствия и расформированием. Не жалели тогда, что ушли из театра, работа в котором все–таки гарантировала определенную неприкосновенность?
- Нет, не жалели. Мы приобрели огромный жизненный и творческий опыт, который впоследствии очень пригодился.
- Театральный вариант «Аракса» работает в «Ленкоме» и сегодня, но новых спектаклей именно в жанре рок–оперы пока не появляется. Вам хотелось бы, чтобы появился подобный проект?
- Все наши новые спектакли в большей или меньшей степени музыкальные. А что касается новой рок-оперы… вряд ли возможно достичь уровня «Юноны».
- К сожалению, до сих пор значительная часть наших групп следует принципу «пусть песня плохая, но своя», исполнение чужой музыки считается чем–то вторичным. «Аракс», благодаря профессионализму и мастерски сделанным аранжировкам, доказал обратное. Наличие в репертуаре большого количества произведений других авторов – следствие того, что участники группы слишком избирательно относились к собственному творчеству?
- Скорее, стечение обстоятельств. Не было своего поэта – конечно, нельзя забывать замечательное сотрудничество с Алексеем Романовым – но все-таки для него главным было «Воскресение». Мы были в жестком гастрольном режиме – не чувствовали дыхание идеологических шавок, которые в результате удавили группу. Не хватило времени. Всего два года профессиональной концертной работы – это ничто!

Дмитрий АВДЕЕВ