“Аракс“: “Пора все менять:“
Автор: Антонина ТЕР-АСТВАЦАТУРОВА
Опубликовано: 20/06/2003
postfactum
Состав группы:
Анатолий Алешин вокал,
Сергей Рудницкий - клавишные,
Вадим Голутвин - гитара,
Тимур Мардалейшвили - гитара,
Анатолий Абрамов барабаны,
Сергей Тимофеев - бас-гитара

Челябинск посетила культовая российская рок-группа “Аракс“. Во дворце железнодорожников собрались почитатели ныне “хорошо забытого старого“, доброго хард-рока 80-х. Спустя 20 лет, после того как указом Минкульта группу закрыли, музыканты решили вновь собраться звездным составом и выступить с живыми концертами. Не хватало в старой когорте только именитого басиста Евгения Моргулеса (сегодня в составе группы “Воскресенье“), вместо которого в “Араксе“ сейчас играет молодой бас-гитарист Сергей Тимофеев. Прозвучали на концерте как песни 20-летней давности, в том числе и хиты 80-х годов, написанные в соавторстве с композиторами-исполнителями Юрием Антоновым и Константином Никольским, так и совершенно новые произведения, которые в скором времени к всеобщему приятному удивления появятся в виде живой пластинки. Кратко и упоительно пообщаться с маститыми музыкантами удалось в гримерке Дворца после репетиции, за полчаса до начала концертного действа.

- Все вы состоявшиеся музыканты с солидной творческой биографией. Почему после стольких лет возникло желание возродить “Аракс“?


Анатолий Алешин: наверное, в большей степени это ностальгия: Я не думаю даже, что это было привязано к юбилею какому-то, просто так уж случайно совпало. Меня не было в России (Анатолий долгое время жил и работал в Нью-Йорке - авт.), обстоятельства не созрели, а идея давно витала в воздухе. Знаете, когда проходит какое-то время и все возвращается на круги своя. Видимо, нам захотелось испытать то состояние, которое было в молодости, когда мы собрались 20 лет назад, звездное состояние, когда ты желанен, когда публика любит твои концерты... Я не знаю ни одного артиста, который творил бы сам для себя. Состояние, когда твое творчество признано и есть, наверное, то, к чему стремится каждый артист.
Анатолий Абрамов: мы решили поиграть: двадцать лет отдохнули, пора и делом заняться...
Вадим Голутвин: это во многом заслуга Толи Алешина. Он одиннадцать лет отмотал в Америке, вернулся и говорит: “Ребята, хорош! Пора браться за ум...“

- Сколько концертов уже прошло, и как воспринимается такая музыка сегодня?

Вадим Голутвин: в эту поездку было уже два выступления в Уфе, кроме того - Тула, Ставрополь, череда концертов в Москве. Честно говоря, такого приема мы не ожидали! Конечно понимали, что как профессионалы мы возьмем публику в любом случае, но такая искренняя встреча была просто приятной неожиданностью. Вчера Толик где-то на радио сказал, что наш контингент - это от 30 до 50, так была масса звонков на радиостанцию и возмущенные 16-летние слушатели говорили: “С какой стати! Мы тоже хотим...“

- Есть ли у вас какие-то далекие, будущие планы, связанные с группой “Аракс“?

Анатлоий Алешин: далекоидущих планов, на самом деле, быть не может: Есть такая поговорка: хочешь рассмешить господа бога, расскажи ему о своих планах на завтра! В конце-концов, мы все уже взрослые люди, обремененные своими обязанностями и обстоятельствами. Кто знает, как жизнь сложится завтра: “Аракс“ - это некое хобби с пользой. Но мы вообще пишем новую пластинку и надеемся сделать ей хороший PR. В данный момент сотрудничаем с автором Сергеем Трофимовым. Трофим пишет для нас репертуар. На мой взгляд, получается довольно интересно, потому что на современной бардовской сцене он - наиболее заметное явление, и нам теме более приятно, что он согласился с нами сотрудничать. Одна из его заметных работ - запись пластинки совместно с Александром Ивановым и группой “Рондо“.

- Часть вашего коллектива по-прежнему связана с театральными проектами...

Анатлоий Алешин: да, действительно: Ансамбль “Аракс“ собственно профессиональную свою деятельность начинал в театре “Ленком“ с главным режиссером Марком Анатольевичем Захаровым. Если помните были такие музыкальные спектакли “Тиль“, “Звезда и смерть Хоакина Мурьеты“, “Юнона и Авось“ - до сих пор идет с успехом при аншлагах. Клавишник и барабанщик и сейчас заняты театром, участвуют в новых постановках, часть из нас занимается музыкой студийно...
Анатолий Абрамов: я помимо это еще работаю с группой “Черный кофе“ и с Виктором Зинчуком, с которым приезжали к вам недавно.
Вадим Голутвин: я работая с молодежью - преподаю в ансамбле в одном из московских учебных заведений. Есть отдельные проекты, в которых мы участвуем, когда за деньги, когда по дружбе...

- В то время, когда вы начинали заниматься музыкой, препятствий и трудностей у музыкантов были несколько больше, чем сегодня...

Анатолий Абрамов: конечно, тогда время было совсем другое, существовал “железный занавес“ и это отражалось на музыке. Сейчас демократия, молодежи не надо пробивать лбом стену, как это делали мы: Собственно, для вас мы и пробивали.
Вадим Голутвин: в то время сложность была в том, что хард-рок вообще был под запретом идеологическом, а теперь сложность в том, что вседозволенность привела к общему падению вкусов и нравов, и заставить людей слушать что-то настоящее очень трудно, потому что они привыкли отдыхать. Музыка превратилась в мебель и предмет общепита, поэтому заставить людей сопереживать, сочувствовать, какую-то сложную музыку воспринимать довольно трудно: они не хотят работать, они хотят отдыхать - и все!
Анатолий Абрамов: будем лечить!

- Вадим, в вашей статье “Формат или не формат“ вычитала такое интересное понятие “неформатная территория культуры“. Как вы считаете, из современных рок-музыкантов кто-то в этом “нефоматном“ пространстве существует?

Вадим Голутвин: конечно! Есть большое число просто отдельных музыкантов, с точки зрения обывателя - безбашенных, потому что они позволяют себе такую роскошь, как заниматься искусством. При всем том, что, может быть, у них одни штаны, но они искренне занимаются искусством, потому как по молодости лет не могут не на что другое подвигнуться. Это потом приходит сознание, что ты, в первую очередь, должен заботиться о своих близких, а мы в свои двадцать лет ни о чем не думали, для нас музыка была прежде всего. Теме не менее, люди, которые беззаветно преданы искусству, они каким-то образом это все и двигают, т.е. искусство требует жертв именно в этом смысл, наверное: Есть также некоторое количество групп мало известных, которые объединены такого рода единомышленниками и занимаются “неформатной“ музыкой. У них нет задачи существовать на рынке: И слава богу, Россия как была богата талантами, так оно и есть до сих пор.

- Факт известный, что один из последних концертов группы “Аракс“ до ее запрета прошел именно в Челябинске. Какие-то воспоминания сохранились?

Анатолий Абрамов: в 82-м году это было. Почему-то считают, что именно после того концерта нас и закрыли: Может быть, сейчас уже и не разберешься...
Тимура Мардалейшвили: кстати, сейчас приходил один из наших поклонников и подарил нам кассету с записью того самого концерта, так что можно будет увидеть все своими глазами: После выступления обязательно посмотрим, очень интересно...

Музыкальный БлокНот